«Нам есть, что сказать друг другу»

Отметив 24 октября свой профессиональный праздник – День мюзикла, ведущие актеры российских музыкальных постановок, молодые, яркие, энергичные Наталия Быстрова и Дмитрий Ермак рассказали нам о своей работе, мечтах, сомнениях, и о том, как вообще живется мюзиклу в России:

–     Мюзикл «Звуки музыки» всего месяц на российской сцене. Какие ваши первые впечатления?

Наталия:      Этот проект действительно особенный. Он отличается от предыдущих тем, что раньше у нас была интернациональная команда, и, так называемая, «калька». Это когда уже есть отлаженная по западному образцу система: все знают свое место в процессе, все графики расписаны. Сейчас, хотя в команде и были иностранцы, наше главное преимущество – русский режиссер, небезызвестный Евгений Писарев. А работа наших драматических режиссеров сильно отличается от иностранных коллег. Это творческие поиски,  долгие разговоры и обсуждения как лучше сделать.

Завершился непростой репетиционный процесс.  Мы очень боялись, что  такая немножко несовременная история не будет интересна нашей разной в социальном и возрастном плане аудитории. Мы пытались «осовременить» материал за счет костюмов, усложнили его вокально и  хореографически, украсили режиссерскими находками. Искали юмор, чтобы было не просто «сладко и пушисто». И результат получился очень трогательным и эмоциональным.

–  Вы говорите «мы делали, мы искали». Значит ли это, что  Евгений Писарев прислушивался к мнению актеров?

Наталия:   Да, несомненно, мы были в общем поиске, и это еще не окончательный вариант постановки. Спектакль родился и теперь  по-настоящему живет, дышит, меняется. Там нет стопроцентных попсовых хитов, на которые можно было  бы сделать ставку. Но приходят родители с детьми, и  дети узнают эти песни, они  на слуху, просто возможно многие не знали, что эти мелодии принадлежат мюзиклу «Звуки музыки». Ну и конечно, главная тема взаимоотношений отца и детей, на фоне которых развивается история любви,  не может не трогать душу.

–  Мюзикл – довольно молодой жанр для России, но получается, у нас уже есть профессиональные артисты именно в этой области?

Наталия:  С гордостью скажу, что у нас действительно  есть настоящие артисты мюзикла очень высокого уровня. И знаете, что нам дает повод  для гордости? Признание режиссеров, работавших на Бродвее, в Вест-Энде, которые ставили самые нашумевшие спектакли по всему миру. Они признают, что в России мюзикл очень силен. С ними согласны и музыканты группы «АББА», которые  участвовали в подборе актеров и  постановке русской версии мюзикла «Mamma Mia». Но, к сожалению, непрофессионалов у нас тоже все еще очень много.


IMG_8224-1024x682Дмитрий
:  Честно говоря, немножко надоело на каждом углу слышать, что  мюзикл – молодой жанр, он у нас не приживается, потому что мы не делаем так, как на Западе.  Но, позвольте, 10 лет уже музыкальные постановки собирают у нас полные залы.

Что касается профессиональных музыкальных артистов, то у нас есть отличие «драматической» или «музыкальной»  театральных школ, а в Америке просто учат профессии: и вокалу, и хореографии,  и актерскому мастерству – и все это на одинаковом уровне. Поэтому у них есть  понятие – просто АРТИСТ,  и все артисты – «синтетические».

 Наталия:   Конечно, обидно, что здесь многие серьезные и знаменитые люди театра несерьезно к нам относятся. Очень много критикуют мюзикл, как легкий жанр, не требующий больших усилий со стороны актера. Но тем более приятно, когда они, посмотрев спектакль,  берут свои слова обратно. Играть от 15 до 30 спектаклей в месяц – это адский труд.    Любая профессиональная похвала очень важна и дает большую поддержку в профессии. И иногда даже слезы наворачиваются от того, что ты чего-то стоишь. Это не  кино, здесь нет компромиссов, на сцене все живое: вокал, хореография, звук. Никакой режиссурой, монтажом тебя никто не прикроет. Ты как будто «голый»  перед зрителем,  есть энергия – ее и отдавай.

Дмитрий:     Самое ценное  в работе артистов мюзикла, на мой взгляд, это то, что  артистов не приглашают автоматически из проекта в проект. Каждый раз, какой звездой бы ты ни был, проходит самый настоящий многоэтапный кастинг. И ты либо попадаешь под критерии отбора для конкретного персонажа, либо нет.

Я имел честь работать в драматическом театре, мне это очень много дало  в профессии. Но сейчас, чтобы «прослушаться» в театр, я должен иметь возможность к  кому-то обратиться, намекнуть, что я вообще есть.  И так почти везде за редким-редким исключением. В драматических театрах насиженные места, определенное количество ставок и попасть туда – это как будто  проникнуть в мафию. А в мюзикле все не так. Я вот недавно прошел кастинг и попал в новый проект – театр мюзикла, который открывает Михаил Швыдкой. Совсем скоро он должен заработать. У меня за плечами «Красавица и Чудовище», «Монте-Кристо», «Зорро и ТВ-кастинги, но я каждый раз иду с трясущимися коленками: пройду ли этот кастинг, есть для меня роль, подходит мой тембр голоса или нет? И это прекрасно, потому что благодаря этому, я все время в форме.

Наталия: На премьере «Звуков Музыки» присутствовали авторитетные представители театральной среды, и я с улыбкой сказала им, что с удовольствием бы «прослушалась» в их театр. На что мне  совершенно искренне сказали, что не стоит «зарывать музыкальный талант» в драмтеатре, что я на своем месте здесь и сейчас, как актриса мюзикла.

Дмитрий:  Есть такое ошибочное мнение, что мы, артисты мюзикла, не сильно глубокие драматические артисты, не так обучены. Хотя я драматический актер по образованию, Наташа тоже закончила театральный институт и имеет диплом драматической актрисы. Есть некий снобизм со  стороны продюсеров или кастинг-директоров, которые как будто сомневаются, подлинные ли мы драматические актеры. Но все звезды мюзиклов, которых вы знаете, – Елена Чарквиани, Андрей Бирин, Валерия Ланская, Лика Рулла, и многие-многие другие –  имеют глубокое классическое театральное образование.   На Западе совсем другая ситуация. Там способность актера работать еще и на музыкальной сцене в большой цене. И гонорары из-за этого выше.

–  В таком случае вам не обидно, что вы выступаете в мюзикле здесь в России,  а не на Бродвее, скажем?

Наталия: Возможно, нас бы и приняли на  Западе. Но, все-таки, сейчас интереснее работать в России. Потому что есть уникальная возможность участвовать  в становлении этого  жанра. Как показывает практика, мы востребованы здесь. У людей, которые приходят в зал и видят нашу работу, уже  больше нет к нам вопросов. А вот коллегам, режиссерам, журналистам, приходится все время что-то доказывать. Звездный статус у нас, к сожалению, измеряется исключительно работой на корпоративах, участием в сериалах, лишь бы твое лицо было узнаваемо. Вот только тогда ты – звезда.

Дмитрий: Не подумайте ничего плохого, мы также снимаемся в сериалах…

Наталия:  … Но это был очень хороший сериал, с интересной режиссурой…

Дмитрий:  …Также зарабатываем деньги, просто нам немного сложнее. А тем более, нам с Наташей: актерам, которые приехали из провинции. Ведь рядом с нами есть те, у кого в дипломе написано, что их учил такой-то великий………..

Наталия:  Я тоже с этим столкнулась вначале,  но понимаю, что в театральном институте в Екатеринбурге у своих преподавателей я получила такую школу,  мне дали так много профессии и знаний, которых нет у ребят, учившихся у именитых мастеров здесь. Ведь эти мастера из-за своей занятости появлялись на курсе только несколько раз в год.

Дмитрий:    Ну, если говорить серьезно, все-таки мы родились в этой стране, мы не знаем английского языка на таком уровне, чтобы играть полноценные спектакли, да и есть примеры перед глазами,  как талантливые российские актеры уезжали в Голливуд, и, в общем-то, ни к чему хорошему это не привело.

–   У вас за плечами   все ведущие российские мюзиклы. Но, может, к какому-то из них отношение особенно трепетное?

Наталия:  Самый дорогой для меня  мюзикл – это, конечно, «Mamma Mia», потому что он был первым, с ним связан мой переезд в Москву,  начало самостоятельной жизни.  Это, на самом деле, как в истории про Золушку. Я окунулась сразу в такой замечательный мир:  знакомство с «Аббой»,  поездки, подарки, фотосессии, повышенное внимание. А я ведь тогда только закончила театральный институт, и  у меня был такой студенческий  энтузиазм, когда ты готов хоть за бесплатно, лишь бы работать.  А тут еще и деньги платили.

Еще один проект, который я безумно люблю, это «Зорро». На этом мюзикле шел постоянный, нескончаемый обмен энергией между артистами и залом. Потому что каждая шутка,  каждая музыкальная фраза настолько заводили! Есть силы или нет, плохое настроение или хорошее, – неважно! Ты чувствуешь драйв от музыки, от танца, от партнеров.  У нас в труппе были настоящие испанцы,  многие спрашивали, как же мы взаимодействуем? А оказывается, мы так  похожи, и это еще спорный вопрос, какая нация эмоциональнее, вспыльчивее. Мы так сроднились на проекте, что это была настоящая  семья.  Я немножко скучаю по тем временам, тем более у меня  был такой прекрасный партнер, Дима Ермак.  Я вам открою секрет, что до этого мюзикла  мы не очень хорошо общались. Для меня очень важно, чтобы на сцене рядом со мной был человек талантливый, и поэтому там просто искры летели от того, как мы работали. Нам было, что сказать друг другу и зрителям.


IMG_8253-1024x682Дмитрий
:  Зачем лукавить, когда понимаешь, что тебе хочется играть именно с ней. Иногда, конечно,  приходится ломать себя, играть с тем, с кем надо, но все-таки есть такая необъяснимая химия, и зал ее чувствует. Поэтому мы с удовольствием друг с другом работали.

–  Существует ли своеобразная ревность между актерами, играющими одну и ту же роль в разных составах мюзикла?

Наталия:   У меня много спектаклей, и уже есть свой зритель, поэтому какой-то особой ревности нет. К тому же хорошо, что  у зрителя есть выбор на какой состав прийти. Я люблю то, что делаю, и, кажется, у меня это получается хорошо, поэтому зачем ревновать-то? Мне внимания хватает.

Дмитрий:   На самом деле, ревность есть. Другое дело, что самодостаточный, умный артист умеет с ней справляться. Мы такие же люди, нас можно задеть, подвинуть. Случается, что в прессе, в театре тебя просто- напросто могут столкнуть лбами с другим артистом.  И только своей работой и правильным поведением можно это  преодолеть. Но все  это перекрывается теми положительными моментами, которые получаешь  от этой профессии. Мюзикл – это гормон радости и гормон  энергии. Я не представляю,  как после него можно уйти в плохом настроении. Это могут наверно только те люди, кто в принципе не умеет отдыхать, и кто изначально пришел скептически настроенным. Но у многих из нас такой менталитет, тут уж ничего не поделаешь.

–  Как будет развиваться жанр мюзикла в России, и вы в этом жанре?

Наталия:  Мюзикл будет. Это такой синтез искусства и шоу, за которым еще и стоит послание зрителю, своеобразныйmessage.  Люди будут ходить всей семьей, так как это всем интересно. Я очень хочу сколь возможно долго быть востребованной в этом жанре, потому что это мое. Честно говоря,  я бы сейчас  согласилась поучаствовать в какой-то драматической антрепризе ради глотка свежего воздуха. Также мне предлагали сольную карьеру, и это мне тоже интересно, но только параллельно. Ни в коем случае я не готова променять мюзикл ни на что другое. Для  настоящего артиста популярность и заработок – это кино, но профессия – это театр.  Так вот я бы хотела как можно дольше оставаться в профессии.

–  Практически каждый вечер играть спектакль, петь и танцевать – это ведь неимоверно тяжело физически. Как вы справляетесь?

Дмитрий:    15 спектаклей и 22 съемочных дня в месяц – так   я жил последние полгода. Но поймите, намного страшнее, когда проходит две недели без работы, и артист начинает хандрить.  Организм ко всему привыкает, он уже заточен под такую работу.  Отыгрываешь два спектакля в 14.00 и в 19.00, принимаешь душ и думаешь, что сейчас бы еще и третий сыграл. Ты отдаешь себя, но потом на поклонах и  аплодисментах твоя энергия к тебе возвращается от зрителей. Когда тебе нравится, ты не считаешь,  сколько работал. Во всей этой истории главное, сохранить  живой глаз во всем, не «замылиться» и не потерять интерес.

Наталия:   И за это иностранные режиссеры очень любят русских актеров. Часто на Западе проекты превращаются в хорошо отлаженный конвейер. Спектакли идут по 15 лет, артисты играют на технике, а у нас ведь все на душе основано. Завтра все не должно один в один повториться так, как сегодня.  Кино –  это искусство монтажа. В театре все по-настоящему, нет никакого обмана. Шпагат , кульбит, сцена из «Гамлета», спеть вниз головой – да, пожалуйста!

IMG_8521-682x1024– О чем мечтаете?

Дмитрий:   Хочу сняться в полнометражном эстетическом кино. Я на данный момент снимаюсь всего года полтора, и изучаю для себя кино –  как новое искусство. Мне близка эстетика таких режиссеров как Милош Форман, хотя, честно, мне было интересно и мента играть,  это было очень ново.

Наталия:  Я бы тоже хотела сняться в историческом кино, красивом таком, с лошадьми. Хочется оставаться востребованной, быть в хорошей форме, удивлять … А вообще-то,  хочу выйти замуж и родить детей года через два.

– Выследите за работой ваших коллег в театре, кино, на ТВ? Кто вам интересен?

Дмитрий:   Мне безумно нравится спектакль «Варшавская мелодия» с Юлией Пересильд, всем рекомендую посмотреть, как молодая девочка работает на таком высоком уровне. Когда смотришь и думаешь – а я так смогу? Для меня вот это – показатель настоящего искусства. Я очень интересуюсь работами Марии Ароновой, Евгения Миронова, был бы счастлив поработать в его театре. По-человечески, я преклоняюсь перед тем, что делает Нонна Гришаева, моя давняя партнерша. Я с удовольствием слежу за Еленой Прокловой, драматической актрисой, которая сейчас ведет на ТВ  супер злободневную программу «ЖКХ» и так прекрасно по-актерски делает это.

Наталия: Талантливый человек талантлив во всем. Про Нонну тоже хочу добавить, что всегда с большим интересом слежу, как она работает.  «Большую разницу» смотрю с огромным удовольствием, потому что любая ее пародия настолько попадает в точку. Она безумно яркая, работоспособная, выносливая.

Дмитрий:    Знаете, на что я еще подсел? На Youtube скачиваю церемонии вручения премии Оскар разных лет и смотрю на реакцию актеров, когда объявляют победителей. Это поразительно, насколько они самодостаточны. Да, может, у них есть ревность друг к другу, но они по-умному с ней справляются, и вот эти  люди – звезды Голливуда –  вызывают эстетическое удовольствие. Я сейчас смотрю много голливудского кино, снова открыл для себя Мерил Стрип – она богиня в этой профессии. А кстати, вы видели, как она поет?  А Пирс Броснан, Энн Хэтуей, Эван Мак Грегор, Николь Кидман, Хью Джекман? Вот вам пример  драматических актеров, которые умеют все.

–  Что вы пожелали  коллегам и себе в свой профессиональный праздник – День мюзикла?

Дмитрий: Ролей, денег, отдыха и прекрасного внутреннего равновесия. Чтобы все это только радовало.

Наталия: Здоровья, выдержки, много работы, много интересных предложений, достойной оплаты, талантливых коллег. А себе пожелала хорошего кино и… ну, это я загадала про себя.

Благодарим ресторан “Амстердам” за помощь в  организации интервью

ул. Ильинка, д.4, тел. (495)956-39-31 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *