Яна Лапутина: ценю каждую минуту

По своей клинике Яна Лапутина бежит с ноутбуком в руках. Времени мало, дел много. Не так давно они с мужем, пластическим хирургом Отари Гогиберидзе, открыли эту клинику. Не так давно у них родилась дочь Тея. Не так давно Яна заявила, что готова вернуться на ТВ с новым проектом. Кажется,  у нее должно быть восемь рук и восемь ног, как у индийских духов, которые были на все руки мастера. Но вот Яна сидит перед нами – красивая и, кажется, ничуть не уставшая, а сходство с Индией не отступает: одна ее рука набирает электронное письмо, другая смску, а меж тем Яна внимательно слушает нас – только так она успевает давать интервью.

Яна, дети знаменитых отцов часто продолжают семейное дело. Почему Вы отказались от карьеры хирурга?

– Врач – это призвание. Для хирургов это важнее, чем для людей других профессий. Конечно, я интересовалась медициной, но всегда предпочитала быть наблюдателем. К тому же, когда у тебя выдающийся отец-хирург, очень не хочется выглядеть тем, на ком отдохнула природа. А я понимала, что избежать сравнений с папой никогда не получится…

И все-таки нашли себя в эстетической медицине: и как журналист-обозреватель, и как основатель клиники. Догадываюсь, что для Вас «Время красоты» – не просто копия прочих клиник. У нее есть миссия, идея-фикс?

– Сегодня реклама заявляет, что эстетическая медицина – это элитно, только для избранных… Я категорически против такого подхода! Наши услуги должны быть доступными. Я хочу, чтобы люди, наконец, убедились: эстетическая медицина – явление не эксклюзивное и заоблачное, а вполне достижимое. Вот в чем миссия клиники.

Самый спорный вопрос в эстетической медицине – это пластическая хирургия. Что вы думаете по поводу всей шумихи вокруг нее?

– Я к пластике отношусь адекватно. Это хирургия прихоти. Многие недовольны своей внешностью, но пока эта неудовлетворенность не мешает жить – не надо оперироваться! У каждого хирурга в арсенале есть история о том, как заходит к нему девушка с гигантским орлиным носом и говорит: «Я хочу сделать операцию». И хирург уже готов обсуждать ее профиль, как она вдруг добавляет: «У меня мочка уха прирощенная, надо здесь разрезать». Человека устраивает нос! И никогда не нужно ей говорить: «А вы что, нос не хотите исправить?» Я знаю хирургов, которые навязывают свое мнение пациентам. Это недопустимо!

Пластическая хирургия должна быть ограничена по возрасту? Это нормально, что девочки в 25 лет маниакально колют в лоб ботокс при появлении малейших морщинок?

– Послушайте, вопрос в показаниях. Девушка в 25 лет может крайне плохо выглядеть! Плохая кожа, плохая генетика, плохая экология… Здесь есть только два ограничения: это ваши пожелания и ваше здоровье. Да, встречаются «куклы». Это девушки, которым отказывает чувство меры и вкуса, а хирургу не стыдно выполнять такую работу. Но если вы понимаете, что грудь третьего размера будет куда лучше отвечать вашему внутреннему «Я», чем грудь первого размера – сделайте ее! Вы будете заходить в комнату и чувствовать, что 70% мужчин посмотрели на вас, а не на вашу подружку. Ощущение уверенности  в себе, ценности себя – я не знаю, что может быть дороже. Не каждый психолог может добиться таких результатов.

Вечная женская дилемма: диета, спорт, пластическая хирургия… Что эффективнее? Они вообще взаимозаменяемы?

– Их нельзя сравнивать! Бывает, вы регулярно ходите в спортзал, сидите на диете, но некоторые зоны никак не худеют – тогда вы делаете липосакцию. Вы можете качать пресс, но после родов кожа иногда не сокращается – ее можно только отрезать. Можете бесконечно наносить маски на лицо, но рано или поздно поплывет контур. Единственное, что может быть альтернативой – возьмите степлер, подтяните кожу на щеках к шее и пристегните. Других вариантов нет!

Хотела предложить Вам лихо перевести разговор с работы на семью… Но в Вашем случае трудно отделить одно от другого! Яна, как Вам работается вместе с мужем?

– Нормально: мы друг друга не видим. Встречаемся, когда я прихожу на работу и выпиваю с ним чашку кофе, и еще раз в конце рабочего дня, когда я говорю: «Поедем уже домой!», – тогда мы садимся в две разные машины и едем домой.
IMG_0494-300x200 – Вы еще не дошли до той стадии в отношениях, когда все домашние разговоры касаются работы и только работы?

–  Нет, у нас ведь маленький ребенок – он гораздо интереснее работы!

Как изменилась Ваша жизнь с рождением дочери?

– Кардинально. Раньше я занималась спортом пять дней в неделю, ужинала в ресторанах, встречалась с друзьями, ходила в кино, читала книг.  Теперь нет времени читать, с друзьями встречаюсь урывками, а на спорт остается два дня в неделю. Сначала тяжело принять перемены, а потом ты понимаешь, как это здорово, и думаешь: «Ну и, Слава Богу!»

Вы будете воспитывать Тею так же, как Вас воспитывали родители? Что бы Вы изменили в их подходе?

– Я добавила бы еще больше самостоятельности. Мы ведь априори одинокие люди. Это одиночество длиной во всю жизнь, и нужно уметь заполнять его: наслаждаться собой, быть самодостаточным. Хотя мне родители дали и это тоже. Мне нравится, как меня воспитали. Я своим родителям благодарна.

Тея похожа на Вас в детстве?

– Да что Вы! Она уже моим айфоном пользуется! Ей дико скучно дома. Я покупаю развивающие игрушки, манежи, мультики – ей это не интересно. Ей постоянно нужно очень много информации. Они другие, эти дети, у них совершенно другой темп развития.

Яна, на телевидении Вы всегда, так или иначе, выступаете как психолог. Кому помогают Ваши программы?

– Помогают только «благодарной публике». Я знаю, некоторые участники говорили: это потеря времени, мы ожидали другого.  Но поймите, психолог никогда не даст совет, который вы хотите услышать. Психолог может помочь только в одном: посмотреть на ситуацию под другим углом. Я не научу вас по-другому жить, реагировать, чувствовать. Могу вам только показать, как вижу эту ситуацию я. Станете ли вы почвой, которая впитает новую информацию, – вот в чем вопрос.

Вот вы упомянули, что не все участники довольны. Если честно, Вам важно, что говорят о Ваших программах?

– Сколько людей, столько мнений! Я не знаю, какой у моих проектов «фидбэк», отголосок в окружающем мире. Нельзя быть хорошим для всех. Мое творчество – это этапы развития меня как личности. Больше всего я боюсь стагнации, она пахнет плесенью. Я просто делаю то, на что  способна, и делаю это максимально хорошо и честно.

У Вас есть люди-ориентиры в профессии?

– Мне так сложно определить свою профессию! Как психолог я преклоняюсь перед Фрейдом, потому что он совершил революцию в психологии; преклоняюсь перед Выготским, который создал школу психологии, совершенно новую для Советского Союза. Говоря о журналистике, я преклоняюсь перед Аленой Долецкой – она была моим первым главным редактором, когда я пришла на фриланс в «Vogue». На телевидении моим продюсером стала Наталья Билан – человек, который создал телеканал «Домашний». Как всех перечислить?

А давайте обобщим! Что должно быть в человеке, чтобы Вы стали им восхищаться?
IMG_0504-300x200 – Амбиции, помноженные на реальный результат. Всезнайки и пустословы – самая отвратительная категория людей. У меня к ним только один вопрос: если ты такой умный, что же ты такой бедный? Они берут знаниями, но дальше ничего не происходит. За что я уважаю тебя? За то, что ты встаешь в шесть утра, едешь по пробкам или в метро на работу, работаешь целый день, и у тебя каждые полгода – новые достижения. И пусть ты недосыпаешь, у тебя болит голова, друзья забыли, как ты выглядишь, – но ты упрямо идешь к своей цели. Это изматывает, убивает тебя психологически. Зато ты становишься профессионалом.

Книги, телепрограммы, публикации, клиника… Какое дело давалось тяжелее всего?

– Каждый проект – это рождение нового ребенка. Что-то начиналось легко, но затем возникали трудности. Что-то шло тяжело, пока ты раскачивался, – но каждый раз все налаживалось. Эта клиника строилась дико тяжело. Но лиха беда начало.

Сейчас будет вопрос, который не слишком жалуют известные люди, зато обожают читатели. Чего ждать от Яны Лапутиной в ближайшем будущем?

– Должен быть новый проект на телевидении, абсолютно иного формата. Я думаю, что вскоре по-новому предстану в печатной журналистике. Кроме того, рано или поздно мы должны сделать сеть наших клиник по всей России.

Как Вы только все успеваете?

– Я очень жадная. Я понимаю, что наша с вами жизнь происходит не в будущем. Мы часто говорим: «Я откладываю деньги на старость, откладываю встречи с друзьями на выходные». Люди, этот день может не наступить никогда! Каждая минута безумно ценна. Впечатления, возможности, шансы – все на свете черпайте из этой одной-единственной минуты! Я хочу добиться многого на работе. Я хочу, чтобы мой муж всегда чувствовал себя моим мужем. Я хочу каждый день общаться с ребенком, с мамой, потому что папы уже нет, и я понимаю, как это важно – родители.

Яна, Вы настоящий вдохновитель. И, несмотря на такую загруженность, чудесно выглядите. Так что напоследок очень «женский» вопрос: что сейчас в вашей косметичке?

– Блеск для губ.

И ничего больше?

– Сейчас да. На работе еще есть термальная вода. Ей нужно пользоваться и летом, когда кондиционеры сушат кожу, и зимой, когда в помещениях искусственное отопление и тоже сухой воздух. Там же лежит крем для лица – на случай, если я устану и захочу умыться, а потом им воспользоваться. У меня есть минеральная вода. У меня есть красное вино на конец дня. Что мне еще нужно?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *