Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня… в «Школе драматического искусства»

Спектакль не является постановкой рассказов, он передает настроение от сборника «Темные аллеи» Бунина. Настроение — это очень тонкая, ускользающая и субъективная субстанция. Спектакль именно о ней. О чем рассказывать сложно. Показывать со сцены — еще сложнее.

Спектакль Дмитрия Крымова вызвал очередной взрыв эмоций, из которых ведущей стала следующая — почему бы и нет? Почему бы не посмотреть на истории с разных сторон. Не со стороны залежавшегося, устоявшегося, монолитно-хрестоматийного взгляда на «Темные аллеи» Ивана Алексеевича Бунина. А со стороны человека, который иногда делает ревизию старых впечатлений. От чего выигрывают и впечатления, и сам человек. И тогда грустная обреченность и беспросветная хандра пройдут процедуру инвентаризации и освободятся от занудливой безысходности. И от штампа, что «Темные аллеи» — это все плохо».

 Конечно, плохо, но не на столько. И не всем, и не всегда.

Автор выписывает разные судьбы, которые, как клише, заканчиваются безобразно. Читатель в них путается, но четко усваивает генеральную идею писателя — у тонких, прекрасных женщин все неблагополучно. У разных мужчин, в принципе, чуть получше. Но, в целом, тоже ничего хорошего. Хотя мужчины держатся дольше. Их объединяет мужское начало. Женщины же борются за свое счастье в одиночку. Борьба у них очень своеобразная — она бессильная. Хотя, когда женщине надо, она может пройти по головам мужчины, если надо — то по целому ряду мужских голов. Они не возражают, когда идут по их головам. Это и понятно, они ведь — потребители. Как будто каждая женщина говорит миру:

— Вот я — прекрасная и беззащитная. Надеясь на счастье, тем не менее, говорю тебе: «Делай со мной, что хочешь. Надеюсь, что потом у тебя проснется совесть. И ты вспомнишь, что я рождена для счастья. Но другого. Не такого, которое ты мне предложил».

Центральное место в экспозиции, то есть в спектакле, занимают женские персонажи. «Женщинами» их назвать сложно, потому что некоторые представлены не целиком. Ноги у них находятся отдельно, и часть тонкой кишки — совсем отдельно. Но это не лишает их очарования, шарма и «фганцузского прононса». Хотя, может быть, просто не успели удалить аденоиды, когда пилили ноги. Ползающая на культях прекрасная женщина без осуждения, без намека на претензии, рассказывает свою биографию и собирает бычки. Но это ее не портит в глазах окружающих.

wdsacxzxczxxcz2

Своих мизансцен героини ожидают в коробках. В коробках им не очень удобно. Ноги, у кого остались, торчат в разные стороны. Но эти ноги в шелковых чулках. Это очень важная деталь для женщины, тонкого писателя и внимательного режиссера.  Особенно в спектаклях, которые ставятся художниками (Дмитрий Крымов — театральный художник). В таких спектаклях деталям уделяют особое значение. Поэтому в чулках даже те ноги, которые находятся отдельно от героинь.

Героини спектакля, даже кто с ногами, — инфантильны, гнусавы и необидчивы. У них хороший, крепкий, философский взгляд на вещи. Может и не хороший, но располагающий к доверию. В те смутные времена, о которых писал Бунин, у женщины не было другого выхода, чем тот, через который она вышла в люди.  Писатель, работая над «Темными аллеями», жил за рубежом. Очень тосковал по родине и видел все в цвете «Темных аллей». К тому же был человеком не молодым, к женщинам уже относился угрюмо. Иначе «Темные аллеи» не были бы такими темными. Это о первоисточнике.

В спектакле же героинями пользуются, а они не против.  Они такие покладистые, что складывается впечатление, что не ими пользуются, а пользуются они. Такие нежные, хрупкие манипуляторши. У героинь много имен, поэтому режиссер поставил их через запятую. Можно было бы еще имен добавить, но афиша не резиновая.  Семь имен через запятую дают общее представление о широком представительстве женских персонажей. А также о том, что женщин в мире очень много. Есть огромный выбор женщин, выбирай на вкус.

Постановщик к героиням относится с не меньшим уважением, чем писатель.  И тот, и другой констатируют увиденное, не навязывая зрителям — читателям своего отношения к происходящему.

— Посмотрите, пожалуйста,-  как бы говорят создатели рассказов и постановки, — а уж как Вам это понравится, читатель- зритель, только Ваше дело.

Очень ненавязчиво и убедительно. Кому не нравится — не читай и не смотри.

После действия женщин аккуратно убирают в коробки. Коробки есть на сцене.  Если внимательно вчитаться в рассказы, то коробки там тоже присутствуют в переносном смысле. Режиссер почти точен. Хотя точности от него никто не требует. Он сам решил так поставить.

Женщин Бунина влечет в жизни неудержимая сила. Куда влечет? Главное, кто и зачем?  В бездну, в которой ничего хорошего нет. Мужчины там есть, но в жизнях женщин, как показывает опыт «Темных аллей», мужчины исполняют только роковые роли.  Поведение мужчин на сцене  подтверждает это заявление. Они как- то вяло ведут себя и все время курят. В общественных местах! Еще немного и дело дойдет до непротестных мужских гуляний.  Это что касается неубедительных и беспомощных мужчин, убедительно выписанных писателем и постановщиком.

Закончилось в спектакле все очень хорошо и позитивно. Молодежь, хоть и в капюшонах и с рюкзаками, потянулась в музеи, стала интересоваться творчеством Бунина и не наступать на ковры. Появилась преемственность поколений. Тяга к прекрасному у людей не иссякла.  Иван Алексеевич, видя такие перемены, остался бы доволен.

Вот такое впечатление оставил спектакль. Оно сумбурное, но настоящее. Как и спектакль.

Идея, композиция, постановка — Дмитрий Крымов

Художник — Мария Трегубова

Художник по свету — Дамир Исмагилов

В СПЕКТАКЛЕ ЗАНЯТЫ:

Анна Синякина

Наталья Горчакова

Мария Смольникова

Варвара Назарова

Валерий Гаркалин / Александр Ануров

Максим Маминов

Михаил Уманец

Сергей Мелконян

Александр Кабанцов (аккордеон)

Аркадий Кириченко

Вадим Дубровин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *