На самом деле

Обычно я пишу очень откровенные и открытые тексты, но редко настолько вывернутые. Будем считать, что это расплата за пару месяцев молчания. Молчание аккумулировалось в крик.

Иногда я чувствую себя ужасной мошенницей. Мне говорят, какая я крутая, смелая и сильная, как красиво живу, как много делаю для ребенка. А я все чаще чувствую себя лузером. Мне скоро (через полгода с небольшим, а это скоро) 30. У меня три года не было серьезных отношений, секс мне предлагают в разы чаще, чем посмотреть, например, фильм или прогуляться по парку, у меня все еще нет своего жилья в городе, который я выбрала если не навсегда, то надолго, у меня хронический недосып и нервное истощение. В воскресенье я расплакалась четыре раза за полдня. Первый – потому что убежало молоко, четвертый – потому что я очень скучаю по маме.

Да девочкам в почти 30 мама, оказывается, нужна не меньше, чем девочкам в почти 3. Иногда мне кажется, что даже больше – выплакаться, посоветоваться, получить по шее и овсянку на завтрак. А еще спросить, как она справлялась, ведь она справлялась, а мне все кажется, что я не очень.

За право пожить собственной жизнью я плачу сном, за дефицит сна я плачу тем самым переутомлением, а за переутомление – сорванными дедлайнами, и, благослови Господь все мое многочисленное начальство, которое все еще терпит подобный беспредел.

Вот, например, привезла ребенка на море. Ребенок купается, а я вижу море, в основном, с летней веранды кафе, в котором пишу этот и многие другие тексты. Счастье, пожалуй, в том, что складывать слова в предложения – немногое, что я действительно умею и люблю. Потому и терпят. Следы солнца на теле заметны, только если снять трусы, но снимать их, в общем и целом, не перед кем.

Дейтинг матери-одиночки – это вообще трагикомедия с элементами хоррора. Скажем, прекрасное приложение Tinder. За неделю из 40 взаимных лайков 28 предложили «оставить ребенка где-нибудь и выпить кофе наедине». Десять согласились на ребенка, но технично слились. Один еще не доехал до Черногории, один показал ночное небо над заливом. У этого последнего есть девушка, а у меня – принципы, жизнь длинная, а карма одна.

Нет, вчера, например, я познакомилась с отличными ребятами – поварами и стюартами роскошного отеля Regent. Они гораздо круче, чем те, кто может себе позволить люкс за 8000 евро в том же самом отеле, позвали меня на вечеринку в пятницу и намылились вместе печь русские пирожки с капустой. Да, в компании младенца. Вот только все они лет на 7-8 меня младше, и я кажусь себе черепахой Тортиллой, которой совсем нельзя проводит ночь на пляже, ведь утром дедлайны, материнство и надо сварить овсянку – кто если не я?

Не буду гневить Бога. У меня любимое дело за приличные деньги, город мечты за окном почти всегда и море – сегодня. У меня две руки, две ноги, голова на плечах, отличный сын и в целом крепкое здоровье. У меня есть прекрасная сестра, отличные братья, папа, лучше которого я не могу пожелать. И самая любимая в мире подруга Аня, с которой мы твердо пообещали друг другу начать жить вместе в 50, если ничего до тех пор не изменится. Чтобы было кому сбегать в аптеку, сварить кофе (или, в конце концов, овсянку), поддержать в самых смелых мечтах и вспомнить, как плюшевый дельфин Радмило закатывал вечеринки на британской яхте (долгая дружба подразумевает шутки очень внутреннего пользования).

Этот план, конечно, успокаивает и делает нас сильней. И пугает до чертиков!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *