Мне будет 22

Меньше, чем через месяц мне исполнится 22. Легкое время – скажут одни. Веселое – другие. Сомнительное – гавкнут третьи.

Мне будет 22. Внутри такое чувство, как в детских, летних лагерях. Ты приезжаешь, не знаешь, что будет, но интересно. Родители далеко – свобода. А если еще и брата нет в старшем отряде – прекрасно! Полная радость условно-самостоятельной жизни. Всю смену: кружки, стенгазета и самодеятельность — за стакан компота и грамоту в конце месяца. Твоя жизнь — сплошной завтрак, обед и полдник перед отбоем. Кефир со сдобной булкой –  вздрагиваю до сих пор. Уж лучше яблоко. Ты стараешься не выделяться. Радуешься, когда пускают на дискотеку. Грустишь, когда на конкурсе двух половинок тебя никто не выбрал. Отдельное удовольствие – попасть в карантин. Можно не вставать на зарядку и не заправлять кровать. Твоя жизнь такая легкая, что и думать не надо.

Но так не все время. За неделю до конца начинаются игры без правил. Цыганская, королевская ночь. Ночь, когда сделать другому плохо, или даже больно  – редкостное удовольствие. Я чаще всего был аутсайдером. Не слишком симпатичный, не слишком умный, да и в принципе – не слишком. На утро, после того как всех мажут зубной пастой, я просыпался от едкого запаха мяты. Она была везде. Белого, красного, синего цвета. Химики – производители детской пасты –люди  с фантазией. Так вот, я мог ее коллекционировать. И даже если одеяло прилипло к спине благодаря этому отбеливающему цементу ты всегда знал – скоро тебя обнимет мама. Ты не расскажешь ей, как блестяще исполнил роль кариеса. Покажешь грамоту и забудешь все, что было.

Но до этого есть самое странное время не до пионерских лагерей – окончание смены. Как правило, это за два, за три дня. Кого-то уже забрали родители, кто-то просто собрал чемоданы. Самодеятельная часть программы закончилась. Судьи – вожатые — подсчитывают зарплату и устраивают свои маленькие оргии. Вроде как еще ничего не закончилось, но уже все прошло.

Меньше, чем через месяц  мне исполнится 22. И вот у меня такое чувство, что еще конечно ничего не закончилось, но уже точно что-то прошло.  Может быть, в 44 я пойму, что именно. А пока, пойду съем лосось с фенхелем. Вина дома все равно нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *